«Екатеринбургские останки»: где правда, а где вымысел?

«Екатеринбургские останки»: где правда, а где вымысел?

Выступление старшего следователя-криминалиста Главного управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации Соловьева В.Н. на Международном научном собрании (конференции) к 100-летию мученического подвига Царской семьи «Екатеринбургские останки»: где правда, а где вымысел?» 18 июня 2017 года.

Уважаемые участники конференции!

Я благодарю организационный комитет за то, что он предоставил мне слово. Множество вопросов, прозвучавших в выступлениях участников конференции, во многом касались и моей работы. Тема гибели Царской Семьи для православных людей очень важна. На конференцию приглашены ученые, священнослужители и общественные деятели, имеющие разные подходы к трагедии. Искренняя душевная боль участников сегодняшнего собрания внушает на то, что истина в вопросе о «екатеринбургских останках» обязательно будет достигнута. Не скрою, ряд выступлений с уничтожающей критикой в мой адрес напоминали суд, где в качестве подсудимого выступал я. Однако даже страшным убийцам дают слово на суде, и прошу спокойно и непредвзято выслушать меня. С некоторыми перерывами я с 1991 по 2015 год как официальное лицо занимался расследованием событий, связанных с гибелью членов Российского Императорского дома на Урале и в Петрограде и, думаю, смогу ответить на многие, поставленные мной вопросы.

Насколько я помню, конференция, рассматривавшая подобные вопросы, состоялась 16 ноября 2015 года на Выставке-Форуме «Православная Русь», в центре Москвы, у стен Кремля. На конференции, если мне память не изменяет, было сделано заявление о том, что все доводы и доказательства следствия Соловьева опровергнуты и доказана истинность версии следователя Соколова. С октября 2015 года, в связи с обращением Святейшего Патриарха Кирилла с просьбой провести независимое, открытое для Церкви расследование, я был отстранен от ведения уголовного дела. Сразу должен подчеркнуть, что никаких тайн следствия с октября 2015 года по сегодняшний день я вам не раскрою, поскольку они мне неизвестны. Могу лишь сказать, что нынешнее расследование ведут лучшие следователи России, которые привлекли к работе независимых экспертов, в том числе и доктора медицинских наук Вячеслава Леонидовича Попова, известного вам по выступлению на прошлой конференции. Поскольку все выводы, сделанные до 2015 года, подвергли сомнению, нынешнее следствие начато как-бы «с нуля» и следователи стараются внимательно отнестись ко всем сомнениям православной общественности.

Так как выводы, сделанные в ходе проводимого мной расследования, касающиеся судьбы тел членов семьи Императора и его верных слуг, в корне расходятся с выводами колчаковского следователя Соколова, я должен пояснить причины этих расхождений. Прежде всего, я хотел бы высказать свое мнение о людях, под влиянием авторитета которых в мире утвердилось мнение о расчленении и сожжении останков царской семьи. Это следователь Николай Алексеевич Соколов, генерал Михаил Константинович Дитерихс и корреспондент газеты «Таймс» Роберт Вильтон. Это безупречно честные, преданные монархической идее люди, сделавшие всё, что можно для выяснения обстоятельств гибели Царской Семьи, но пришедшие к неправильным выводам.

Для нас сегодня важнейшим является вопрос, нашел ли следователь Соколов разрубленные человеческие кости и жировые массы или эти биологические объекты не принадлежали человеку. Напомню, в районе Четырехбратского рудника возле шахты № 7 — Открытой шахты и на поверхности её во время осмотров в 1918 и 1919 годах были найдены отрубленный палец и верхняя вставная челюсть взрослого человека, труп собачки, некие «сальные массы», фрагменты разрубленных и обожженных костей, драгоценности, многочисленные фрагменты одежды, обуви и личных вещей, принадлежавших императорской семье и лицам из свиты. Находки вместе с другими следственными материалами дали Соколову основания для утверждения того, что тела после расстрела привезли именно в район Ганиной Ямы. Этот вывод колчаковского следствия полностью согласуется с выводами современного следствия. В то же время «соколовское» следствие не располагало никакими данными о том, что же в действительности делалось в районе самого рудника с период с 17 по 19 июля 1918 года. Я приведу цитату из книги генерала М.К. Дитерихса, она несколько длинна, но хорошо объясняет многие факты. Дитерихс писал: «Рассчитывать на то, что путём допросов удастся приблизиться к истине, не приходилось: число участвовавших было слишком невелико, и захватить кого-либо из них — шансов мало. По своим свойствам участники были слишком конспиративны и молчаливы; все они ушли в советскую Россию, и разговоры их там могли достигать следствия лишь путём сбора их агентурным порядком. Вообще эта отрасль исследования вопроса могла дать лишь намёки, канву, схему для непосредственных розысков на месте как путём согласованных со следственными данными раскопок, так и путём изыскания дополнительных указаний на тот или другой способ сокрытия тел членов Августейшей семьи». Если проанализировать следственные материалы Соколова, то выясняется, что из показаний свидетелей и участников событий он ничего не смог узнать о том, что творилось в районе Ганиной Ямы с 17 по 19 июля 1918 года. Может быть, Соколов путем проведения экспертных исследований установил происхождение костных фрагментов и «просаленой» почвы в районе Ганиной Ямы? Отвечаю – никогда и никаких экспертных исследований сделано не было. Единственный «специалист» — санитарный врач Белоградский, заявил, что осколки принадлежат крупным млекопитающим, не исключено, что человеку. При этом Белоградский честно сознался, что он не является специалистом и правильный вывод о принадлежности костей, по его мнению, мог сделать только профессор сравнительной анатомии. На основании данных, полученных Н.А. Соколовым категорических выводов о «разрубании и сожжении» останков людей сделать нельзя. То же можно сказать и о предположениях колчаковского следствия об отрубании голов. Ничего, кроме неподтвержденных слухов, ни в материалах следствия, ни в воспоминаниях участников событий вы не найдете. То же касается и применения серной кислоты. Кроме дощечки, возможно облитой кислотой, следов её применения на Ганиной Яме Соколов не нашел. В то же время, в Поросёнковом логу обнаружено множество фрагментов японской керамики из-под серной кислоты и явные следы её воздействия на трупы.

Соколов не смог закончить осмотр места происшествия, поскольку приближалась красная армия. Он не смог даже до конца промыть ил, извлеченный из шахты № 7. Соколов осознавал неполноту проведенных следственных действий и записал в протоколе осмотра места происшествия: «Определить возможное местонахождение трупов Августейшей семьи, при наружном осмотре данной местности, или частей сих трупов, буде самые трупы расчленялись и уничтожались, не представляется возможным. Таких мест в данной местности слишком много и для правильного разрешения этой задачи необходимо планомерное производство работ по раскрытию старых шурфов, шахт и других мест, внушающих некоторые в сем отношении подозрения».

То, что не успел сделать Николай Алексеевич Соколов, было сделано в наши дни. В 1998-2000 годах экспедицией А.Н. Авдонина с участием главного археолога Московского Кремля Т.Д. Пановой были проведены археологические раскопки в районе Ганиной Ямы. В сентябре 1998 года около шахты № 7 главную находку сделал участник экспедиции высококвалифицированный специалист, судебно-медицинский эксперт высшей категории Сергей Алексеевич Никитин, который обнаружил в заросшем холмике, в стороне от глиняной площадки, бронзовое колечко-блочок от женского корсета. Напомню, что Сергей Алексеевич Никитин – первый человек, идентифицировавший личность императора в 1991 году. Вернёмся к Ганиной Яме. Оказалось, что холмик, найденный Никитиным, это ил из шахты № 7, который не успел промыть в 1919 году следователь Соколов. Сергей Алексеевич Никитин сейчас находится в этом зале. Во время раскопок на Ганиной Яме было обнаружено множество предметов, относящихся к гибели Царской Семьи. Это пули, гильзы, изумруд, части корсетов и, самое главное, более 60 разрубленных и обожженных фрагментов костей, внешне очень напоминающих те, что были найдены Соколовым. Увы, кости эти человеку никогда не принадлежали. Как установлено исследованиями, это кости козы, коровы и птицы, скорее всего курицы. Важнейшим вещественным доказательством являлась пуля, найденная тогда же на Ганиной Яме. По заключению экспертов, она были выпущена из того же конкретного экземпляра пистолета системы Браунинга образца 1900 года, что и пуля обнаруженная в захоронении девяти человек, вскрытом в 1991 году в районе Старой Коптяковской дороги у переезда № 184. Напомню, что место, где Александром Николаевичем Авдониным и Гелием Трофимовичем Рябовым было обнаружено захоронение девяти человек, подробно описано и сфотографировано Соколовым. Жаль, что никаких раскопок на этом месте он не проводил.

Если я ошибаюсь в том, что у следователя Соколова не было никаких данных для выводов о принадлежности фрагментов костей и жировых масс человеку, надеюсь, что глубоко изучившие эту проблему господа Мультатули и Болотин подскажут мне пропущенные следствием исторические источники.

Я не хочу глубоко касаться доводов Петра Валентиновича Мультатули о так называемом «ритуальном» убийстве. Все эти рассуждения не основаны на материалах следствия Соколова и являются плодом воображения, как и какие-то специальные действия, направленные на «длительное умирание» жертв в подвале дома Ипатьева, а также некой искусно организованной инсценировке. Скажите, пожалуйста, если на Урале так сильны были «темные силы», то почему они никакого участия не принимали в том, чтобы «ритуально» убить Великого князя Михаила Александровича или алапаевских мучеников? Если следовать логике Мультатули, почему бы не предположить, что в районе Ганиной Ямы Соколов нашел следы некой «черной мессы», заключавшейся в ритуальном заклании и сожжении козла, тельца и петуха? Может быть, специально оставил Юровский на месте эти кости, чтобы наивные православные вроде Мультатули и Болотина поклонялись им как святым мощам?

Еще один довод оппонентов – это отсутствие следов разруба на черепе № 4, которые якобы должны были остаться после причинения ранения цесаревичу Николаю Александровичу в японском городе Отцу в 1891 году. Сохранились подлинные документы лейб-медиков, оказывавших первую помощь после ранения будущему императору, головной убор цесаревича и его рубаха, по которой Сергей Алексеевич Никитин восстановил весь ход событий и тяжесть повреждений. Если это вам интересно, он сам подробно расскажет о проведенной экспертизе.

Одним из главных аргументов, приводимых против обретения останков Царской Семьи, является утверждение о том, что следствие использовало в качестве основы фальшивые документы. Доктор исторических наук Ю.А. Буранов, изучив так называемую «записку Юровского», неожиданно сделал вывод о том, что она сфальсифицирована где-то в конце 1920-х годов. Скажите, пожалуйста, на основании чего? Где аргументация? Её нет. Не знаю, кому из высоких партийных или государственных деятелей в Кремле примерно в 1920 году понадобились достоверные данные о расстреле Царской Семьи. Кому в этот момент лучше всего было известно все, связанное с последними днями царя? Лидеру советских историков Михаилу Николаевичу Покровскому, занимавшемуся разбором бумаг, привезенных из Екатеринбурга сразу после расстрела Царской Семьи. Вполне естественно, что Покровский, образованный человек, расспросил Юровского и записал его рассказ. Рукописный текст рассказа Юровского был перепечатан без изменений, после чего его прочитал Юровский и сделал свои поправки. После этого документ положили в папку, которая раньше находилась у Я.М. Свердлова, а потом, после его смерти перешла к его преемнику. До начала 1990-х годов «записка Юровского» нигде не публиковалась и никак не использовалась, являясь секретным документом. Была проведена почерковедческая экспертиза, которая подтвердила, что машинописный вариант имеет включения рукописного текста, выполненного как рукой Юровского, так и рукой Покровского. Рукописная правка, сделанная рукой Юровского, имеется и на машинописном тексте его выступления перед старыми большевиками Урала в 1934 году. Подпись Юровского обнаружена на тексте его воспоминаний 1921 года, хранящемся в Архиве Президента. Экспертизы подтверждают его авторство. Если бы «записка Юровского» была подделана академиком Покровским уже после того, как вышли книги Вильтона, Дитерихса и Соколова, то хотя бы не было путаницы в именах и фамилиях жертв. Данные, приведенные в «записке Юровского» подтверждаются не только его позднейшими воспоминаниями, но и воспоминаниями Медведева-Кудрина, Родзинского, а также тех, кто после событий 1918 года больше не встречался с Юровским, например Г.И. Сухорукова. Пожалуй, самое лучшее подтверждение данных, приведенных Юровским – это обнаружение в 1918 году останков Цесаревича Алексея Николаевича и Великой княжны Марии Николаевны. Даже тогда, когда допрашиваешь добросовестных свидетелей сразу после совершения преступления, у них часто бывают серьезные противоречия, связанные с особенностями восприятия. Нет ничего удивительного, что такие противоречия есть и у участников событий 1918 года. Кроме того, никто из убийц Царской Семьи не считал себя преступником, а, напротив, героем и «тянул одеяло на себя». Все участники событий, связанные с манипуляцией трупов единогласно говорят о том, что после расстрела тела были вывезены в район Четырехбратского рудника и брошены в шахту № 7. Одежда убитых сжигалась здесь же. В ночь с 18 на 19 июля 1918 года тела были вывезены из окрестностей рудника, а после того, как автомобиль с трупами застрял на болотистом участке дороги в районе железнодорожного переезда № 184 два тела – Цесаревича и одной из женщин сожгли, а остальные девять тел захоронили посредине дороги, замаскировав могилу гнилыми шпалами. Место, указанное участниками событий – большевиками, в том числе Петром Ермаковым, полностью подтверждается показаниям свидетелей, из «колчаковского» дела и данными осмотра «мостика из шпал», проведенного следователем Соколовым в 1919 году.

Недостаток времени не дает мне возможности подробно рассказать о судебно-медицинских, антропологических и генетических исследованиях, поэтому коснусь лишь самых главных моментов.

С 1991 года исследования построены таким образом. Были созданы группы специалистов, работа которых дублировалась. Одной и той же темой, как правило, занималось несколько групп, работавших совершенно самостоятельно. Это судебные медики, антропологи, стоматологи, специалисты по огнестрельной травме и другие. Одновременно к работе были подключены ведущие специалисты историки и архивисты. В экспертных исследованиях принимали участие и руководили ими Главный судебно-медицинский эксперт Минздрава СССР, член-корреспондент АМН СССР А.П. Громов, главные судебно-медицинские эксперты России В.О. Плаксин, В.В. Томилин, Ю.И. Пиголкин, В.В. Колкутин и А.В. Ковалев. Выводы по экспертным исследованиям принимались только после устранения всех противоречий. В ходе экспертизы С.А. Никитиным было проведено скульптурное восстановление облика погибших. Специально исследовался вопрос о возможном отчленении голов. Эксперты пришли к категорическому заключению о том, что шейные позвонки у членов Царской Семьи сохранились, и признаков отчленения не было (исключение по естественным причинам составляли останки Цесаревича Алексея и Великой княжны Марии). Огнестрельные ранения соответствовали обстоятельствам расстрела Царской Семьи. Доктором медицинских наук А.В. Ковалевым проведена ситуационная экспертиза. Останки были подвержены массированному воздействию серной кислоты, о чем свидетельствовали повреждения на них, повышенная кислотность почвы. Вместе с останками как в первом, так и во втором захоронении были найдены фрагменты японских сосудов из-под серной кислоты. Антропологические исследования подтвердили, что найденные в захоронении тела могли принадлежать членам царской семьи и лицам из свиты. Наибольшие повреждения из-за воздействия серной кислоты получили останки повара Ивана Михайловича Харитонова, тело которого находилось на дне могилы, где скопилась стекавшая серная кислота.

В начале 1990 годов судебная генетика находилась в зачаточном состоянии. Большого опыта работы с «древними» ДНК не было, но нельзя было не воспользоваться этими перспективным методом исследования. В лучшую лабораторию мира отправился лауреат Государственной премии Павел Леонидович Иванов. Была взята кровь у родственников Николая II и Императрицы Александры Федоровны. Даже муж английской королевы Елизаветы II принц Филипп передал для экспертов образцы своей крови. Экспертиза проводилась в лаборатории МВД Великобритании у знаменитого специалиста Питера Гилла, которому Иванов ПЛ. доставил образцы костной ткани всех девяти человек.

Как ни странно, больше всего общественность беспокоил тот факт, что Павел Леонидович Иванов вывез для экспертных исследований в Великобританию фрагменты одноименных костей членов Царской Семьи в спортивной сумке. К сожалению, в 1992 году броненосца и дивизии ОМОНа для сопровождения останков следствию никто не предоставил. В соответствии с нормами закона одноименные фрагменты костной ткани были изъяты в морге Екатеринбурга с участием понятых, упакованы, опечатаны, снабжены подписями понятых и до начала экспертных исследований не вскрывались. Свои генетические свойства они за время пути не изменили.

В это время исследования можно было провести только по женской линии – по митохондриальной ДНК. Результат был такой – с вероятностью 99,9% это Романовы. Критики посчитали вероятность слишком маленькой, вдобавок у Императора Николая II была редкая генетическая мутация. Следствие обратилось сначала к Тихону Николаевичу Куликовскому-Романову – ближайшему родственнику Императора, сыну царской сестры Ольги. Тихон Николаевич Куликовский-Романов, а потом и его вдова Ольга Николаевна Куликовская-Романова категорически отказались сотрудничать со следствием. Пришлось вскрыть гробницу брата царя – Великого князя Георгия Александровича. ДНК императора и его брата полностью совпали, в том числе и генетическая мутация. Тут вмешалась Ольга Николаевна Куликовская-Романова. Она категорически утверждала, что по её заказу сделана генетическая экспертиза по крови мужа и результаты её полностью не совпадают с результатами следствия. Это была явная ложь, но солгала Ольга Николаевна и Президенту, и Правительству и патриархам Алексию II и Кириллу, солгала не по ошибке, а вполне сознательно. Я понимаю, что это тяжкое обвинение. Опровергнуть мои слова просто – достаточно обнародовать выводы заключений, сделанных в 1994-95 годах по заказу Куликовской-Романовой генетиками Е.И. Рогаевым и Тацуо Нагаи. Ольга Николаевна этого не делает только потому, что не хочет сознаться во лжи. Заявление Ольги Николаевны, сделанное в 1995 году на Правительственной комиссии, имело серьезные последствия и сорвало захоронение останков, запланированное на 1996 год. Может быть Леонид Евгеньевич Болотин, сопровождавший в Белом доме Куликовскую-Романову, пояснит нам эту ситуацию?

В 2007 году в Екатеринбурге обнаружены останки Цесаревича Алексея Николаевича и Великой княжны Марии Николаевны. Учитывая, что наука генетика к этому времени качественно изменилась, было принято решение об исследовании не только останков Алексея Николаевича и Марии Николаевны, но и девяти человек, обнаруженных в 1991 году. Исследование проводили группы генетиков начальника Идентификационной лаборатории ДНК вооружённых сил США доктора Майкла Коббла, лауреата Государственной премии Российской Федерации Е.И. Рогаева и генетиков Судебно-медицинского бюро Свердловской области под руководством Т.Н. Цитович.

На этот раз применялись новейшие методы исследования и вероятность принадлежности останков царской семье составила не 99,99%, а 99 с 27 девятками после запятой.

Результаты экспертиз опубликованы в крупнейших научных журналах мира.

Категорические выводы генетиков были признаны всеми ведущими учёными мира, в том числе первооткрывателем генетической идентификации Уотсоном Джеймсом Дьюи – первым лауреатом Нобелевской премии 1962 года в области генетики и другим непререкаемым авторитетом — американским биохимиком, лауреатом Нобелевской премии 1968 года Ниренбергом, Маршаллом Уорреном.

Кажется, можно ставить точку, но вот проблема – Пётр Валентинович Мультатули не верит в генетику.

Постараюсь разъяснить некоторые легенды, тиражируемые не совсем компетентными людьми. Метод генетического исследования, в том числе и в области юриспруденции, утвердился во всем мире. Возможность исследования ДНК зависит от её сохранности. Бывают случаи, когда и через час после гибели человека установить его генотип невозможно, а в иных случаях ДНК сохраняется сотни тысяч лет. Например, учеными воссоздан полный генотип мамонта и доказано, что пригодны для идентификации ДНК неандертальцев. То, что какой-нибудь маньяк, скажет, что он не верит в исследования ДНК, думаю, не избавит его от длительного заключения, а то и от электрического стула.

Чаще всего, говорят о возможности подмены. Дескать, взял Соловьев какую-то косточку и предоставил её экспертам в качестве останков Царской Семьи. Чьи же кости можно было использовать в качестве подмены? В первом периоде исследования использовалась материнская линия – линия детей матери Николая II Императрицы Марии Федоровны, то есть братьев императора. Исключаем Михаила Александровича, его останки до сих пор не найдены. Еще один брат Императора, Александр Александрович, умер во младенчестве. Оставался только Великий князь Георгий Александрович. Больше ни одного «подходящего» захоронения в России не было. Кости других Романовых из Новоспасского монастыря и Петропавловского собора, в том числе, Императора Александра III не подходили, поскольку в них не было «датских» генов. Возможности провести экспертизу по останкам Марии Федоровны и Елизаветы Федоровны у нас не было. Исследования по мужской линии начались в рамках уголовного дела только с 2007 года, когда «подменить» результаты предыдущих исследований, опубликованные во всем мире, уже не было никакой возможности. Пётр Валентинович Мультатули жалуется на то, что в 1990-е годы не были сделаны исследования его предка повара Харитонова. Не умели тогда, а теперь научились. Кто мешает Петру Валентиновичу заказать независимое генетическое исследование и доказать всем насколько безответственно он относился к останкам своего предка, признанного святым Русской Православной церковью зарубежом.

Бродит легенда о том, что вскрытие гробницы Георгия Александровича не было согласовано со Святейшим Патриархом Алексием II и митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном. Неправильно. Я лично встречался и с тем, и с другим. Святейший Патриарх с полномочиями направил на эксгумацию церковного археолога Сергея Алексеевича Беляева, а митрополит Иоанн выразил свое согласие в письме, направленном на имя прокурора г. Санкт-Петербурга.

Долго беспокоило общественность заявление математика Льва Животовского о том, что исследование пальца, якобы принадлежавшего сестре Императрицы Великой княгине Елизавете Федоровне показало полное несоответствии генетических свойств этого пальца и останков Императрицы Александры Федоровны. Ответ прост. ДНК императрицы и её дочерей полностью соответствует ДНК потомков английской королевы Виктории, а ДНК пальца, исследованного Животовским и Питером Гиллом полностью не соответствует. Не тот палец!

Еще один аргумент оппонентов. Японский генетик Тацуо Нагаи заявил о том, что он исследовал биологические препараты Николая II его брата Георгия Александровича и результаты не совпали с данными следствия. Остается задать неудачливому генетику два вопроса. Во-первых, откуда у него взялись биологические образцы императора и его брата, во-вторых, как могло получиться, что с ДНК, якобы выделенном из Георгия Александровича, люди просто не могут существовать на белом свете. Не бывает у людей такого генотипа! А, в третьих, если образцы настоящие, почему их не вернули в Россию? Также должен опровергнуть легенду о том, что Тацуо Нагаи исследовал кровь на полотенце, которым перевязывали голову Цесаревича в 1891 году. Не исследовал!

Член Правительственной комиссии церковный археолог Сергей Алексеевич Беляев много раз публично заявлял, что в разных архивах лежит множество материалов лейб-медиков, где подробно описаны антропологические данные членов Царской Семьи. Когда просишь его привести хотя бы один документ, в ответ одни невразумительные отговорки. Проверили названный архив – нет в документах таких данных! Тот же церковный археолог в докладе Святейшему Патриарху Алексию II указал на то, что существуют воспоминания хорошо информированного председателя Екатеринбургского Облсовета А.И. Парамонова о том, что вместо царской семьи в Поросёнковом логу зарыли семью некого уральского купца. Сознательная ложь. Нет таких воспоминаний!

После обнаружения останков Цесаревича Алексея и Великой княжны Марии широко тиражировалась ложь о том, что в их захоронении обнаружены пули от пистолета ТТ, выпускавшегося с 30-х годов 20 века и монеты таже 30 годов. Пули от пистолета ТТ имеют калибр 7,62 мм, а пули, найденные в захоронении – калибр 9 мм и выпущены они из пистолета системы Браунинга образца 1903 года. При всем желании патрон от такого пистолета и молотком в патронник пистолета ТТ не вобьешь. Что касается монет, действительно были найдены монеты, но совершенно в других культурных слоях и на значительном расстоянии от захоронения. Снова сознательная ложь!

Оппоненты постоянно утверждают о том, что не проработана историческая часть событий. Правительственная комиссия на заседании 8 февраля 1994 года создала экспертную группу историков и архивистов во главе со знаменитым историком академиком И.Д. Ковальченко. В состав группы вошли: главный государственный архивист — руководитель Государственной архивной службы России доктор исторических наук Р.Г. Пихоя, заместитель руководителя Государственной архивной службы доктор исторических наук Р.Г. Козлов, директор Государственного архива РФ доктор исторических наук С.В. Мироненко, директор Архива Президента РФ А.В. Коротков, заместитель начальника Управления регистрации и архивных фондов Федеральной службы контрразведки В.К. Виноградов, доктор исторических наук Ю.А. Буранов, ведущий архивист Государственного архива РФ кандидат исторических наук В.М. Хрусталёв, доктор исторических наук Л.А. Лыкова, драматург Э.С. Радзинский. В Правительственную комиссию тогда входил академик РАН историк В.В. Алексеев. Были исследованы все российские государственные и ведомственные архивы. Большая работа с использованием возможностей Министерства иностранных дел велась за границей. Может быть, присутствующие здесь историки назовут мне, какие важные документы по теме убийства Царской Семьи были обнаружены и введены в научный оборот после 1998 года, то есть по окончании работы историков в рамках следствия? Напомню, что лично мной были обнаружены и переданы архивистам 4 тома следственного дела Соколова, в том числе так называемый «парижский» том. С моим участием возвращены в Россию подлинные документы Соколова, находившиеся в Великобритании, а также больше 50 подлинных негативов из того же следственного дела.

Постоянно возникает вопрос о том, что все полученные предварительным следствием материалы должны быть переданы в суд для их рассмотрения в открытом судебном процессе. Сейчас идет следствие. Если я в свое время поступил неправильно, обращайтесь в Следственный комитет и прокуратуру. Они дадут вам мотивированный, основанный на законе ответ.

Несколько слов о работе Правительственной Комиссии по расследованию обстоятельств гибели и захоронения останков императора Николая II и членов его семьи. Почему-то все связывают деятельность комиссии только с именем первого заместителя председателя правительства Бориса Ефимовича Немцова. Между тем, до Немцова комиссию последовательно возглавляли Заместители Председателя Совета Министров - Правительства Российской Федерации Ю.Ф. Яров, В.Н. Игнатенко и О.Н. Сысуев. Выводы следствия об идентификации Царской Семьи, обнародованные в 1995 году, полностью совпадают с подобными выводами, озвученными в 1998 году. Другое дело, что в последний год работы комиссии, во многом благодаря заботам и помощи советника Бориса Немцова Виктора Николаевича Аксючица, деятельность комиссии заметно активизировалась. Вопрос о захоронении решался не Немцовым и не Правительственной комиссией, а единогласно Советом Министров Российской Федерации, на заседании которого 27 февраля 1998 года выступил митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий и присутствовал будущий Патриарх Кирилл.

Меня удивляют заявления о том, что якобы я оказывал давление на церковных иерархов Русской Православной Церкви и православную общественность с целью скорейшего признания «екатеринбургских останков» Царскими. С 1990 года я работаю в одной и той же, совсем не руководящей должности и, честно говоря, ни разу ни одной организацией не поощрялся ни в какой форме за ведение «царского дела». Не те у меня возможности и полномочия, чтобы оказывать давление на «серьезных» людей

Часто можно слышать о некой тайне, которая сопровождала расследование обстоятельств Царской Семьи с 1991 по 2015 годы. Никакой тайны не было. Во время работы Правительственной комиссии представители общественности и Русской Православной Церкви постоянно получали необходимые следственные материалы. В 2007-2008 годах я регулярно информировал о работе следствия митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия. Итоговые документы расследования в полном объеме, много лет назад были мной представлены и Святейшему Патриарху Кириллу. Тактика следствия бывает разная и я не уполномочен комментировать сегодняшнее расследование. Однако абсолютно уверен в том, что после окончания работы следствия православные люди будут в полной мере информированы о его результатах.

Еще раз подчеркиваю, что в данном случае я не являюсь официальным представителем Следственного комитета России и на конференцию пришел для того, чтобы выслушать мнения ученых об интересующей меня теме.

Я с удовольствием отвечу на все ваши самые трудные вопросы.

Перед тем как ответить на них, хочу сам прояснить для себя один вопрос. В ноябре 2015 года опубликовано обращение к Президенту России В.В. Путину и Патриарху Кириллу, где Алексей Аверьянов, митрофорный протоиерей и настоятель первого в России Храма в честь Святых Царственных мучеников гордо возопил: «Анафема следователю Владимиру Соловьеву!». Пользуясь случаем, мне бы хотелось уточнить, правда ли то, что Алексей Аверьянов не является священником Русской православной церкви Московского Патриархата? Я хочу пожаловаться на протоиерея Алексея Аверьянова церковным властям и мне хотелось бы узнать, православный ли он, и к какому церковному направлению, к какой конфессии принадлежит уважаемый батюшка сегодня? Имел ли он полномочия от своего церковного руководства предать меня анафеме?

Старший следователь-криминалист

Главного управления криминалистики

Следственного комитета Российской Федерации В.Н. Соловьев

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Видео

еще видео
Watch the video

В мире

другие статьи

8/11/2017/Ортодоксия.ру/.  • Союзник в войне с ИГИЛ: впервые президента Египта посетила делегация евангельских христиан США. • Испытания за веру: «Голос мучеников» представляет фильм о Рихарде...

Общество

другие статьи

Подписка на новости