Как кожаные сумки «Saddleback Leather» помогают служить людям

Как кожаные сумки «Saddleback Leather» помогают служить людям

Как кожаные сумки «Saddleback Leather» помогают служить людям Как кожаные сумки «Saddleback Leather» помогают служить людям
Watch the video

Как кожаные сумки «Saddleback Leather» помогают служить людям

13.04.2018. APCNEWS.RU.Одна пара из Техаса добилась большого успеха в деле изготовления кожаных сумок на продажу. Начав продавать их на ebay, они затем перешли на крупные производственные мощности в Мексике и США.

Но основатели «Saddleback Leather» Дэйв и Сюзетт Мансон не просто считают доллары. Они меняют жизнь людей, являя своим сотрудникам любовь Христа, сообщает Служба новостей APCNEWS.RU со ссылкой на Мировые христианские новости.

В цеху, где рабочие компании «Saddleback Leather» изготавливают кожаные сумки высшего качества, стоит громкий гул. Лозунг компании звучит так: «За неё все перегрызутся после твоей смерти!»

«Я вкладываю в него такой смысл: после моих похорон родственники начнут спорить: «Сумка достанется мне!» — «Нет, мне!» — «Нет, мне!» — рассказывает Дэйв Мансон.

Неудивительно, что директор компании с таким девизом держит у себя в офисе в Техасе… кожаный гроб.

«Мне хотелось, чтобы это было то, что будет служить вечно. Я подумал, что если бы Бог имел компанию по производству кожаных сумок, это были бы самые высококачественные кожаные сумки», — продолжает он.

Чтобы узнать больше о компании «Saddleback Leather», мы отправились в город Леон в мексиканском штате Гуанахуато. В нём проживает почти два миллиона человек, и только около восьми тысяч являются христианами. Именно в Мексике Дэйв Мансон увидел свою первую произведённую сумку. Эта страна стала уже вторым домом для него, его жены Сюзетт и их детей.

«Я был миссионером, преподающим английский язык здесь, в Мексике, и у меня в голове родилась идея о такой сумке, — рассказывает Дэйв Мансон. — Мне хотелось, чтобы она была чем-то вроде той, которую бы носил Индиана Джонс. Я стал искать такую, но никак не мог найти. Но я нашел парня, который шил сумки, сделал для него набросок и спросил: «Сможешь пошить для меня такую? Никаких застежек-молний, ничего ломающегося. Я хочу, чтобы она была просто из куска кожи». Так он и сделал. И затем, когда я вернулся после года преподавания английского языка, я повсюду ездил с этой сумкой. И где бы я ни был, люди у меня спрашивали: «Где можно купить такую?» Одни хлопали меня по плечу, другие специально выходили из своих офисов на улицу: «Где достать такую сумку?» И тогда я вернулся в Мексику, чтобы мне сделали еще несколько таких сумок. Приехав с ними, я распродал их прямо из багажника своего старого «ленд-крузера».
У меня была собака — старый черный лабрадор по кличке Блу, и я усадил его возле задней двери. Сумки я развесил на стойке. А на окне разместил вывеску «Продаются отличные кожаные сумки».

Всё началось с одной сумки, а теперь посмотрите! Компания «Old Mexico Manufacturin», которая производит сумки «Saddleback Leather», насчитывает более двухсот человек.

Впрочем, это не совсем обычная фабрика. Проработав здесь уже восемь лет, этот дизайнер говорит, что знакомство и работа с Мансонами изменили ее жизнь.

«Они знают, какой я была, когда только пришла сюда, и каким человеком являюсь сегодня. Теперь я совсем другая. Пожалуй, у меня больше мира в душе», — рассказывает одна из работниц.

Видение Дэйва состоит и в том, чтобы помогать своим сотрудникам, выплачивать им конкурентоспособную зарплату, предоставлять им уход за детьми на месте, а также обед. Кроме того, он позволяет церквям использовать кафетерий для занятий по изучению Библии и богослужений.

«Мое сердце всегда открыто для людей. Я занимался служением полный рабочий день вплоть до того времени, когда мы познакомились. Я всегда хотел достучаться до людей, хотел сообщить им о том, что Бог сделал во мне, и я хочу, чтобы они имели то же самое. Поэтому всё получилось очень естественно», — говорит он.

«Я самая младшая из десяти детей в семье, и мои родители всегда приглашали в дом нищих и бомжей, — рассказывает Сюзетт Мансон. — Часто, придя домой, я встречала кого-то, кого никогда раньше не видела. Их приглашали на ужин. Так я и росла. Я считала это нормальным. И это так потрясающе, потому что теперь я чувствую, что Бог дал нам больше возможностей, чтобы делать то же самое, но с большим размахом. И это приносит нам истинное удовлетворение».

«Я иногда называю их своей «случайной церковью». Я чувствую, что это мои люди, Бог поставил меня здесь главой, и мы действительно заботимся о них», — говорит Дэйв Мансон.

«Порой мы проходили через очень тяжелые времена с этими семьями. Бывает, я захожу к ним, вхожу в их дома. Мы приносим им кое-какие запасы и вещи, которые, как мы знаем, им понадобятся в эти трудные времена. Воспоминания об этом всё еще очень свежи для меня. Кажется, буквально вчера мы встречались с этими семьями, говорили с ними, расспрашивали их о жизни. Один мужчина мне сказал: «Теперь с моим сыном всё в порядке, он в садике, а моя жена теперь тоже работает здесь. Большое вам спасибо за молитвы». Говоря это, он очень расчувствовался и добавил: «Теперь у нас все иначе, мы бесконечно благодарны Богу, а также бесконечно благодарны вам, ребята». Так что мы вовлечены в жизнь этих людей. Это не просто работа», — продолжает Сюзетт Мансон.

Saddleback Leather

«Мы подумали еще вот о чем. Если мы действительно хотим достучаться до этих людей, мы должны показать им, как сильно мы любим их детей. И однажды я позвонил в организацию, в которой преподавал английский еще в тысяча девятьсот девяносто девятом году, и сказал директору: «Если мы возьмём на себя финансирование, сможете ли вы основать школу здесь, в Леоне, и преподавать английский старшим детям наших сотрудников?» Такое обучение полностью меняет их жизнь», — рассказывает Дэйв Мансон.

Эта школа — семейное предприятие Мансонов, в котором один из их 14-ти приемных сыновей из Руанды работает учителем.

«Теперь я могу с уверенностью сказать, что Бог услышал наши молитвы», — говорит Диксон Мансон.

Я думаю, она намного превосходит всё то, что мы себе представляли. Конечно, когда я только познакомилась с Дэйвом, я знала, что мы будем заниматься служением. В этом не было сомнения. Но, разумеется, я не знала, что оно будет таких масштабов. Мы этого не знали.

Это можно назвать несравненно больше всего, чего Мансоны просили, или о чем помышляли.